Обновить контент - Морской Бизнес Северо-Запада | Морские новости

Сегодня:


Обновить контент

Опубликовано Vitaliy0

Мероприятия, предложенные в проекте госпрограммы «Развитие рыбохозяйственного комплекса до 2020 года», не решают главных проблем российских рыбаков.

В конце апреля в Комитете по природным ресурсам, природопользованию и экологии Государственной Думы РФ состоялись парламентские слушания по проекту программы «Развитие рыбохозяйственного комплекса России до 2020 года». Среди обозначенных проблем – необходимость модернизации исторического принципа распределения квот с целью повышения эффективности использования водных биоресурсов, значительный физический износ основных производственных фондов. Необходимо также снизить административные барьеры при доставке водных биоресурсов на российский берег. В целом на программу предполагается выделить из федерального бюджета порядка 83 млрд рублей.

Впрочем, «практикующие» рыбопромышленники весьма критично отнеслись к заложенным в программе стратегическим и тактическим мероприятиям. В частности, председатель правления НО «Союз рыбопромышленников Севера» Владимир ГРИГОРЬЕВ настаивает на внесении в проект программы обязательного условия сохранения «исторического принципа» наделения долями (квотами) и непременного согласования любых принимаемых изменений с приморскими регионами, ассоциациями и союзами рыбаков.

Необходимо также снизить избыточные функции контрольно-надзорных органов в отрасли. «Из-за излишних бюрократических барьеров выгрузка в портах зарубежных стран, в частности в Норвегии, и в России разнится почти в три раза не в нашу пользу», – говорит Владимир Григорьев. Большая доля ответственности за такое положение дел ложится на работу контролирующих органов. «Ни в одном порту мира, кроме российских, не декларируются судовые припасы. Не решены у нас и вопросы упрощенного декларирования запасных частей, ввозимых на импортное судовое оборудование, многие вопросы таможенного оформления рыбопродукции», – уточняет специалист.

При полном отсутствии незаконного и нерегулируемого промысла органы береговой охраны возбудили в 2013 году 206 дел об административных правонарушениях, 49 капитанов и 74 рыболовные компании оштрафованы на сумму 19 млн рублей. Причем эти нарушения касаются спорных вопросов о заверении грузовых трюмов, методах доставки рыбопродукции с моря в порты и так далее, то есть касаются чисто технических проблем, а не реального браконьерства. Подобное отношение контролирующих органов приводит к устойчивому нежеланию рыбопромышленников заходить в отечественные порты. Число судозаходов по итогам 2013 года уже сократилось на 41%, потери от контролирующего нормотворчества, по экспертным подсчетам, составляют порядка 4 млрд рублей в год.

– Мы уже устали противостоять различным попыткам передела квот, введения дополнительных сборов, аукционов. У наших соседей – норвежцев, фарерцев, исландцев – нет ни аукционов, ни оплаты за биоресурсы, а сами квоты выделены на длительный срок, а в Исландии даже переходят по наследству. Таким образом, вместо решения вышеназванных проблем, а также вопросов строительства и модернизации флота мы вовлечены в постоянное обсуждение требований, выдвинутых непрофессионалами, – говорит Владимир Григорьев. И приводит примеры последствий подобных требований.

На всех уровнях звучит тезис об обязательной доставке всей добытой российскими судами рыбопродукции в порты России, предложения об установлении уровня квоты в соответствии с этим показателем. «На примере своего предприятия могу сказать, что мы производим свыше 20 000 т филе разовой заморозки прямо в море. Это продукция самого высокого качества. Вместе с тем на холодильниках порой скапливалось до 10 000 т нашего филе по причине отсутствия спроса как у нас, так и за границей. В прошлом году мы смогли реализовать на внутреннем рынке только около 2000 тонн филе», – объясняет Владимир Григорьев.

В Северном бассейне около 70% всей рыбы добывается в Норвежской экономической зоне, Норвежском море или морском районе архипелага Шпицберген. А это значит, что переход до порта, как того требует постановление Правительства РФ № 486, составляет от двух до трех суток, то есть охлажденную рыбу просто не довезти в связи с ограниченным сроком ее хранения. «Перейти на промысел только в российскую зону – экономически невыгодно. В то же время на одни только переходы в порт для выгрузки мы понесем затраты не менее 4 млрд рублей при возможной теоретической выгоде в 1 млрд рублей от более глубокой разделки на берегу», – говорит В. Григорьев. Но это будет продукция двойной заморозки, что значительно снижает ее качество по сравнению с морской судовой заморозкой, а следовательно, и стоимость.

Кроме того, при отсутствии гарантии сбыта рыбы в порту можно просто обанкротить отрасль. К примеру, у норвежцев есть гарантированная ставка оплаты за поставленную продукцию в случае отсутствия спроса на нее. Даже выпуск рыбопродукции более глубокой разделки прямо на судах тоже требует определенных расчетов. Так, для производства 1 т филе трески необходимо 2,65–2,84 т сырья. При выпуске разделанной, обезглавленной трески на 1 т требуется 1,5 т свежей рыбы. При реализации выпущенного филе компания получит максимум 170 000 рублей за 1 т, или в пересчете на сырье – 60 000 рублей за тонну. За потрошеную рыбу, без головы, – 90 000 рублей, соответственно с 1 т сырья – те же 60 000 рублей. При этом затраты на производство филе на порядок выше, что в целом делает рентабельность выпуска филе заметно ниже рентабельности производства потрошеной рыбы. Таким образом, экономика пока не в пользу массового выпуска филе.

По согласованию с Союзом рыбаков Норвегии «Союз рыбопромышленников Севера» готовит анализ состояния дел в отрасли двух стран, сравнивает условия работы, чтобы выйти на общие проблемы. А они есть! К примеру, Россия уже давно просит норвежское правительство отменить сборы с ее продукции, выгружаемой в Норвегии, в пользу тамошнего кооператива и разрешить транзит российской рыбопродукции по территории Норвегии, но этот вопрос пока так и не решен. Рыбаки были и против снижения импортных пошлин на рыбу, однако, к примеру, на самую востребованную в России продукцию – сельдь с 1 ян- варя 2014 года пошлины снижены в два раза.

При этом с начала года действует новая «Генеральная схема преференций» Евросоюза, предусматривающая предоставление определенным странам льгот по оплате ввозных пошлин при поставке товаров в страны Евросоюза. Россия, как и ряд других стран-экспортеров, из этого перечня исключена. На практике это означает, что, например, для филе трески и пикши вместо стандартной ввозной пошлины 2,6% будет применяться ставка 7,5%. Поэтому рыбопромышленники просят принять соответствующие меры по поддержке отечественных производителей и требовать от стран – членов Всемирной торговой организации соблюдения условий, определенных этим институтом.

– Многие вопросы, от решения которых зависит рыбная отрасль, в том числе в рамках программ модернизации и обновления промыслового флота, не вошли в проект госпрограммы, – утверждает председатель Союза судоремонтников Ирина МОКЕРОВА. – В этом году мы вводим в строй новое судно для пелагического промысла стоимостью около 50 млн евро. Судно построено за границей и предназначено для промысла сельди, скумбрии, мойвы, путассу. Эта рыба поставляется в Россию, однако рыба- ки – единственные среди транспортных российских компаний – не имеют преференций при ввозе рыбы в Россию. Авиационные компании, торговый флот не платят НДС, пошлины или имеют значительные сроки отсрочки платежа. В то же время дешевые сорта добываемой рыбы не дают возможности одномоментной уплаты 23% от контрактной стоимости судна. Для примера, сейчас цена путассу упала до 15 рублей за килограмм. Это всего 5% от ее розничной цены. Поэтому мы предлагаем включить в госпрограмму пункт об освобождении рыболовных судов от уплаты ввозных пошлин и НДС при ввозе их в Россию.

Несколько лет назад Федеральная антимонопольная служба (ФАС) проводила исследование ценообразования на рыбу, выводы которого хорошо иллюстрируют положение с реализацией рыбопродукции российского происхождения. При продаже мойвы 10% от розничной цены получает рыбак, 60% – посредники, 30% – торговая наценка. При продаже сельди доля посредника остается такой же, при этом доля рыбопромышленников вырастает до 20%, а торговая наценка снижается до 20%. Такое положение дел и по другим видам рыбы. Это снижает потребление рыбопродукции в стране, не создает достаточной базы для развития отрасли, а ФАС, не добившись положительного результата в части контроля за ценами, снова обратила свое внимание на рыбаков и предлагает новые схемы наделения долями и квотами. Поэтому рыбопромышленники настаивают на внесении дополнений в Закон о торговле, ограничивающих размер торговой наценки.

Нерешенные вопросы таможенной очистки модернизированных и вновь приобретенных судов, излишние бюрократические процедуры в порту приводят к постоянному снижению числа заходов новых судов в российские порты, что приводит к сокращению судоремонта. «В прошлом году его объем по Мурманску упал на 18%. При этом мы не только сокращаем рабочие места, но и не учим судоремонтников сервисному обслуживанию и ремонту нового оборудования, установленного на судах. А это уже ведет к потере профессиональных навыков и зависимости от иностранных верфей», – утверждает Ирина Мокерова.

НДС и таможенные пошлины препятствуют появлению нового оборудования и запасных частей как для ремонтируемых судов, так и для судоремонтных предприятий. Например, в случае докового ремонта между заказчиком и судоремонтным предприятием стоит НДС. За годы перестройки доки на российском берегу постепенно вымерли. Чтобы восстановить отрасль, требуется освободить от уплаты НДС на все виды оборудования, запасных частей, необходимых для ремонта и пополнения оборудования судоремонтных предприятий.

Председатель Координационного совета «Севрыба» Вячеслав ЗИЛАНОВ обращает особое внимание на необходимость четкого взаимодействия российских рыбаков со своими зарубежными коллегами и расширение научных исследований в Северо-Западном секторе Арктики. Российское рыболовство использует в этом секторе морские биологические ресурсы, в основном в Баренцевом, Гренландском и Норвежском морях, добывая 1,2–1,5 млн т в год. Основные объекты промысла – треска, пикша, сельдь, мойва, путассу, скумбрия – достаточно хорошо изучены, а объем их вылова (ОДУ) определяется на основе широких международных морских научных исследований, в которых принимают участие научно-исследовательские суда России, Норвегии, Европейского союза, Исландии, Фарерских островов, Гренландии и других стран. От качества этих исследований зависит объективность оценки рыбных запасов и, как следствие, величины национальных квот.

Анализ состояния научно-исследовательского флота России в сравнении с аналогичным флотом зарубежных стран, осуществляющих по международным программам оценку состояния рыбных запасов, показывает значительное наше отставание. Причем как по количественному составу, так и по качеству и финансовому обеспечению подобных исследований. Например, норвежский научно-исследовательский флот, с которым российские ученые ведут совместные работы по согласованным программам в Баренцевом и Норвежском морях, в два раз превышает наш и к тому же на порядок моложе. В настоящее время норвежцы приступили к строительству нового научного судна ледового класса, чтобы расширить свои рыболовные исследования в районах Северо-Западного сектора Арктики, которые освобождаются ото льдов в результате глобального потепления. Что же касается финансирования Норвегией рыбохозяйственных исследований, то они превышают российские показатели более чем в четыре раза.

– В условиях меняющейся Арктики (потепление, изменение правового режима, ужесточение конкуренции за сырьевые ресурсы) наше нынешнее положение дел с отраслевым научным флотом неминуемо приведет к отставанию России в рыболовных исследованиях, к игнорированию российских данных и, как следствие, занижению ОДУ и национальной квоты по тем или иным запасам, – утверждает Вячеслав Зиланов. Особенно это касается тех рыбных запасов, которые составляют основу российского рыболовства. «Осуществляется это с тем, чтобы уменьшить наш вылов. Такое уже происходит. Примеры – промысел мойвы в этом году и занижение ОДУ по ряду объектов донного промысла в Баренцевом море», – отмечает В. Зиланов.

В условиях ужесточения конкуренции за сырьевые ресурсы нынешнее положение дел с отраслевым научным флотом неминуемо приведет к отставанию России в рыболовных исследованиях Арктики.

Предотвратить эту негативную тенденцию может только ускоренное обновление научно-исследовательского флота России для работы в арктических условиях и финансирование сырьевых исследований. К сожалению, в представленном проекте госпрограммы этому важнейшему вопросу не уделено должного внимания, поэтому документ, по мнению специалиста, требует существенной доработки.

В целом развитие международного сотрудничества имеет решающее значение для Северного и Западного бассейнов, так как около 70–80% годового вылова рыбы производится отечественным флотом в 200-мильных зонах иностранных государств по соответствующим, как правило, межправительственным, договоренностям. Или в открытых районах, которые также находятся под регулированием уже международных межправительственных организаций.

Государственное участие в решении этих вопросов в последние годы ухудшилось, о чем свидетельствуют задержание и необоснованные аресты отечественных рыболовных судов в различных районах промысла (водах Африки, у Шпицбергена и др.), а также падение авторитета России в ряде международных организаций. «Активизация международного сотрудничества должна быть проработана в госпрограмме более тщательно, с соответствующим подключением к этому направлению других федеральных органов, в том числе министерства иностранных дел, министерства промышленности и торговли, и с оптимальным финансированием», – резюмирует Вячеслав Зиланов.

Георгий Дмитриев

Метки

Оставить комментарий |

0 Комментарии

A- A A+
Google+