Доплыть до экспорта | Морской Бизнес Северо-Запада | Морские новости

Сегодня:


Доплыть до экспорта

Опубликовано Игорь Строев0

Проект строительства первой в мире ПАТЭС вступил в финальную стадию. Одни эксперты называют его знаковым и прорывным для страны и всего мира. Другие считают плавучую АТЭС слишком опасной для экологии. Имеют ли такие энергетические объекты перспективы на внутреннем и мировом рынках?

Станция

Плавучие атомные теплоэлектростанции особенно актуальны в регионах с протяженной береговой линией и дефицитом электроэнергии
Фото: nntu.ru

Впервые проекты плавучей атомной теплоэлектростанции (ПАТЭС) обсуждали в СССР еще в 80-е годы прошлого века. Предполагалось, что подобные объекты необходимы для удаленных регионов страны. Основное преимущество ПАТЭС заключается в том, что ее сборка производится в заводских условиях, тогда как эксплуатация возможна в любой точке земного шара, до которой станцию доставят водным путем. Однако от идеи до воплощения, как это водится в атомной энергетике, прошло немало времени. В 1990-х государству было не до масштабных проектов, требующих огромных материальных ресурсов. Да и реального спроса на такие объекты не существовало – экономический потенциал регионов оставлял желать лучшего. Активная фаза строительства головного плавучего энергоблока для первой российской ПАТЭС началась в 2007 году.

Как родилась идея строительства ПАТЭС именно для Чукотки? В традиционной энергетике до 40% затрат на выработку электроэнергии связано со стоимостью топлива и затратами на его доставку. Для выработки электроэнергии в Певеке используют уголь. Его завозят из Якутии, с Зырянского угольного месторождения. С учетом транспортной доступности и логистики стоимость топлива повышается иногда в несколько раз. Возить почти в буквальном смысле «золотой» уголь не лучшая идея. Предполагается, что ПАТЭС полностью обеспечит потребности чукотской энергетической системы – изолированной и не связанной с другими дальневосточными районами.

«Под развитие этой энергосистемы, разработку месторождений и появление новых производств на Чукотке планируется резерв мощности. Без него невозможно приглашать инвесторов для реализации крупных проектов, они просто не придут туда, где нет запаса по выработке электроэнергии, необходимой для запуска производств», – заявил глава дирекции по сооружению и эксплуатации плавучих атомных теплоэлектростанций филиала АО «Концерн Росэнергоатом» Виталий Трутнев.

Местные власти тоже выражают заинтересованность в скорейшей реализации проекта. ПАТЭС «Академик Ломоносов» поможет сформировать необходимый энергетический каркас для новых проектов Чукотки, сообщил во время дискуссии на Восточном экономическом форуме губернатор Чукотского автономного округа Роман Копин. «В связи с нашими планами развития мы с оптимизмом смотрим на дальнейшее развитие сотрудничества с «Росатомом». Мы рассчитываем, что в 2019 году ПАТЭС будет введена в эксплуатацию и внесет значительный вклад в дело создания экологически чистой энергетики будущего Чукотки, сформирует необходимый энергетический каркас для новых проектов», – сообщил Роман Копин.

Станция

ПАТЭС “Академик Ломоносов” может внести значительный вклад в создание экологически чистой энергетики будущего Чукотки
Фото: playbuzz.com

ПАТЭС «Академик Ломоносов», сооружаемая на мощностях ООО «Бал- тийский завод – Судостроение» в Петербурге, предназначена для замещения выбывающих мощностей самой северной атомной станции в мире – Билибинской АЭС на Чукотке, которая вырабатывает на сегодняшний день 80% электроэнергии в изолированной Чаун-Билибинской энергосистеме. Первый энергоблок Билибинской АЭС запланирован к останову в 2019 году, вся станция будет остановлена в 2021-м. Стоимость создания энергоблока составляет 21,5 млрд рублей, а береговая инфраструктура будет создана за счет средств государственной программы в объеме 5 млрд рублей.

«Академик Ломоносов» будет работать в составе плавучей атомной теплоэлектростанции (ПАТЭС). Воснову проекта положены проверенные временем технологии ледокольных реакторных установок. На плавучей станции устанавливаются два энергоблока с реакторами типа КЛТ-40С мощностью 35 МВт каждый. ПАТЭС разработана с большим запасом прочности, который делает ядерные реакторы неуязвимыми для цунами и других природных катастроф, утверждают разработчики. С июля 2016 года плавучий энергоблок проходит плановые швартовные испытания для проверки работоспособности и соответствия проектным характеристикам оборудования и систем. После завершения швартовных испытаний и выполнения работ по подготовке ПЭБ к транспортировке, в мае 2018 года планируется отбуксировать его в город Мурманск, на площадку ФГУП «Атомфлот», где в октябре 2018 года должна состояться загрузка ядерного топлива в реакторы, а в ноябре – физический пуск.

По словам старшего преподавателя кафедры инженерной радиоэкологии и радиохимической технологии, председателя Совета молодых ученых и специалистов Санкт-Петербургского государственного технологического института Андрея Акатова, основное преимущество плавучего энергоблока – его мобильность. Иными словами, ПАТЭС можно доставить в нужную точку, а потом оттуда забрать. В итоге потенциально опасный объект появляется в месте установки не навсегда: отработавший блок забирают на специальный завод для разборки. И еще это удобно для труднодоступных регионов, куда сложно доставлять строительные материалы, энергоносители или электроэнергию иным способом. Минусы у ПАТЭС, конечно, тоже есть. Во-первых, «флагманская» ПАТЭС выходит недешевой. «Решение создать ПАТЭС связано с их планируемым размещением – на арктическом побережье, в местах, труднодоступных с точки зрения доставки крупных грузов и организации масштабного строительства ядерного объекта, а затем и вывода его из эксплуатации, – поясняет Андрей Акатов. – Применение мобильных блоков малой мощности в таких локациях может оказаться экономически эффективным. Естественно, нужно решить проблему со стоимостью ПАТЭС, потому что первый блок вышел достаточно дорогим. Возможно, эта проблема будет решена при серийном производстве».

Минусы у ПАТЭС, конечно, тоже есть. Во-первых, «флагманская» ПАТЭС выходит недешевой. «Решение создать ПАТЭС связано с их планируемым размещением – на арктическом побережье, в местах, труднодоступных с точки зрения доставки крупных грузов и организации масштабного строительства ядерного объекта, а затем и вывода его из эксплуатации, – поясняет Андрей Акатов. – Применение мобильных блоков малой мощности в таких локациях может оказаться экономически эффективным. Естественно, нужно решить проблему со стоимостью ПАТЭС, потому что первый блок вышел достаточно дорогим. Возможно, эта проблема будет решена при серийном производстве».

А что же с экологией? Эксперты советуют не забывать о потенциальном ущербе для природы в случае аварии. Ядерные процессы на судах отвечают всем требованиям Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) и не несут угрозы окружающей среде, утверждают в «Росэнергоатоме». С этим не все согласны. «Сама идея использования атомной энергии в транспортных установках не является новой. Подобные проекты разрабатывались в Германии и США. Но эти страны к настоящему моменту отказались от проектов плавучих АТЭС, посчитав их бесперспективными. Эксперты утверждают, что в случае аварии с выходом радиоактивности за пределы судна радиоактивному заражению подвергнутся обширные территории. К обычному списку факторов риска аварий добавляются опасные природные явления (землетрясения, цунами), морское пиратство и терроризм. В случае захвата ПАТЭС в руки преступников попадет значительное количество высокообогащенного урана (ВОУ) и они получат шанс для ядерного шантажа», – предупреждают представители общественного движения «Гринпис России».

По словам экологов-активистов, возможные контракты на поставки плавучих АТЭС за рубеж должны учитывать требования физической защиты объектов атомной энергии и контроля над нераспространением ядерных материалов. Физическая защита станции потребует содержать значительную военизированную охрану, то есть предусматривать участие Военно-морских сил России. Но даже и при этом практически невозможно обеспечить абсолютную защиту подводной части станции от торпедного удара или подводных диверсантов, а ее поверхности – от ракетно-бомбового удара. Учитывая все эти обстоятельства, с экономической точки зрения плавучие реакторы изначально являются крайне дорогим способом производства электроэнергии.

Дороговизна проекта – явление объяснимое, зато за его безопасность переживать не стоит, говорит Андрей Акатов. «ПАТЭС должна выдержать падение вертолета Ми-8, имеются автоматизированные средства борьбы с по- жаром. В системе безопасности станции предусмотрен механизм «защиты от дурака»: если оператор доведет реактор до опасного состояния, сработает аварийная защита. Причем автоматика не позволит человеку вмешаться в процесс остановки, как это произошло на Чернобыльской АЭС, – пока реактор не «придет в себя», оператор не сможет пользоваться ручным управлением, – перечисляет Андрей Акатов.– На случай, если реакторы ПАТЭС будут по той или иной причине заглушены, блок имеет восемь аварийных дизель-генераторов, которые обеспечат бесперебойную работу систем безопасности независимо от подпитки извне. Для совсем уж критической ситуации предусмотрена возможность затопления реакторного отсека. Однако даже в подобном случае первый контур должен сохранить герметичность – выход радиоактивных веществ в окружающую среду при этом исключается».

Отметим, что с ПАТЭС связана скандальная история, произошедшая прошедшим летом в Петербурге. Изначально провести процедуру загрузки ядерного топлива в реакторы плавучей станции планировали на Балтийском заводе, который находится практически в центре Петербурга. Этот факт не остался незамеченным. В частности, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Михаил Амосов обращался с просьбой ввести на строящейся плавучей АТЭС постоянный государственный контроль и выступал против ядерной «заправки» ПАТЭС «в двух километрах от Исаакиевской площади». Масло в огонь подлило происшествие, случившееся 4 июля. На территории плавучей атомной станции «Академик Ломоносов» на Балтийском заводе произошло задымление из-за короткого замыкания. Хотя судостроители уверили, что панические сообщения о пожаре не имеют ничего общего с реальностью, по городу поползли слухи о пожаре и ЧП. Возможно, учитывая резонанс этой истории, загрузку ядерного топлива в реакторы плавучей АТЭС «Академик Ломоносов» решили перенести в Мурманск, на базу «Росатомфлота» (предприятие госкорпорации «Росатом»). Как пояснил генеральный директор Государственной корпорации «Росатом» Алексей Лихачев, пуск реакторов состоится на базе «Росатомфлота» после того, как ПАТЭС будет достроена на Балтийском заводе в Санкт-Петербурге и транспортирована в Мурманск без топлива на борту. «Морское право не успело за нашими разработками, в нем отсутствует понятие «несамоходный плавучий ядерный объект». Поэтому многие вопросы, которые задают нам наши соседи и партнеры по Балтийскому региону, юридически не могут быть решены», – пояснил глава «Росатома».

«Перенос загрузки топлива в реактор плавучей атомной станции с Балтийского завода на площадку «Росатомфлота» в Мурманске – это понятное решение «Росатома», – высказал свое мнение начальник отдела анализа финансовых рынков управления по инвестиционным продуктам компании «КИТ Финанс Брокер» Василий Копосов. – Неурегулированность вопроса в области международного морского права способна если не заморозить, то существенно затянуть вопрос согласования прохода плавучего энергоблока вдоль побережий Скандинавских стран. Сомнений в том, что рано или поздно согласование было бы получено, у меня нет. Те же атомные ледоколы свободно проходили Датские проливы для обеспечения зимней навигации в Финском заливе. То есть в случае ПАТЭС вопрос действительно лежит в области отсутствия самого понятия «несамоходное судно с ядерной силовой установкой». Но в данном случае ситуация беспокоит именно своей неопределенностью, и «Росатом» таким образом сыграл на опережение, иначе с учетом непростой политической обстановки плавучий энергоблок мог бы оказаться фактически запертым в Балтийском море».

Сегодня остается актуальным вопрос дальнейшего «тиражирования» ПАТЭС, причем не только для использования в России. Очевидно, что авторы проекта надеются реализовать экспортный потенциал плавучих АТЭС. Так, например, Виталий Трутнев говорит о том, что имеется возможность использования плавучих энергоблоков в труднодоступных районах не только России, но и стран Африки и Азии. Они актуальны в регионах, где есть протяженная береговая линия и дефицит электроэнергии. Определенный интерес к российским ПАТЭС уже проявили более 20 стран.

«К российскому проекту проявляет интерес целый ряд стран, и за работой ПАТЭС будут пристально следить во всем мире. Страны АТР активно интересуются российским проектом для энергоснабжения прибрежных регионов. Для стран Ближнего Востока имеет значение потенциал использования ПАТЭС для опреснения воды. В целом проект имеет очень хорошие перспективы для запуска в серию. Уникальные технологии, используемые в проекте, откроют для «Росатома» и российского судостроения новые рынки», – сообщил порталу «Центр энергетической экспертизы» председатель совета директоров «Инжиниринговой компании «2К» Иван Андриевский.

«Перспективы экспорта ПАТЭС пока довольно туманные, – считает Андрей Акатов. – Нужно посмотреть, каким в эксплуатации окажется головной блок «Академик Ломоносов», а также постараться сократить расходы на строительство последующих ПАТЭС. Продажа на внешние рынки, в принципе, не запрещена, однако следует учитывать опасности, связанные с мобильностью «плавучки», которая создает определенную уязвимость ее для террористов. Как и обычная АЭС, она требует серьезной охраны и по месту установки, и, что особенно важно, в процессе буксировки. Если безопасность будет обеспечена, то вопрос снимается». При этом эксперт подчеркнул уникальность производимого Россией объекта.

«В настоящее время действующих аналогов ПАТЭС в мире нет. В качестве единственного примера из прошлого можно вспомнить американскую MH-1A – первую плавучую АЭС в мире, отработавшую в зоне Панамского канала с 1968 по 1977 год. На сегодняшний день интересные разработки «по теме» есть у США и Китая, хотя пока они только на бумаге. Так что российская ПАТЭС имеет все шансы стать первой плавучей станцией, производимой, во-первых, на серийной основе и, во-вторых, именно как АТЭС. Упомянутая MH-1A была единственной в своем роде, да и судно под нее не строили специально, а переоборудовали имеющуюся баржу», – рассказал Андрей Акатов.

Сегодня ясно одно: до запуска плавучей АТЭС вряд ли можно рассчитывать, что потенциальные зарубежные покупатели заключат контракты. Впрочем, это понимают и в «Росэнергоатоме». Там надеются проанализировать работу нового энергетического объекта и уже потом предлагать этот продукт на внешнем рынке. «Мы видим заинтересованность потенциальных заказчиков в этом проекте. Но им важно ознакомиться с работой действующего энергоблока», – отметил Виталий Трутнев.

Если рассуждать о будущем, то на перспективах ПАТЭС может сказаться глобальный тренд в энергетике. «Мирный атом» во многом проигрывает возобновляемым источникам энергии. По данным Международного агентства по возобновляемым источникам энергии (IRENA), к 2030 году около 40% генерируемой электроэнергии будет приходиться на экологически чистую энергетику, что почти в два раза больше ее сегодняшней доли рынка. Мощности ядерной энергетики в мире растут гораздо медленнее мощностей ветро- и солнечной энергетики. Удорожание строительства, рост издержек, ужесточение правил безопасности и общественное мнение – вот что может поставить под вопрос развитие такие проектов, как плавучие АТЭС.

Игорь Строев

Метки

Оставить комментарий |

0 Комментарии

A- A A+
Google+