Арктика наш дом - Морской Бизнес Северо-Запада | Морские новости

Сегодня:


Арктика наш дом

Опубликовано AutorMbsz0

Россия возвращается в Арктику, освоение которой принесет нам большую пользу, считает Артур Чилингаров, депутат Государственной думы, президент Ассоциации полярников и специальный представитель президента России по международному сотрудничеству в Арктике и Антарктике.

Готовясь к этому интервью, я думал, что же написать во вводной части? Какой факт привести, чтобы он отразил главное в жизни моего собеседника? И в его выступлении перед новосибирскими студентами нашел: «В общей сложности я прожил в Арктике 50 лет». Артур Чилингаров сказал это студентам, имея в виду, конечно, не непрерывное проживание во льдах Арктики и Антарктики, а время, в течение которого он занимался разнообразной и сложной тематикой этих регионов.

Были, конечно, в этот период и жизнь на дрейфующих станциях, и торосы, грозящие гибелью, и спасательные операции, а также важная публичная деятельность Чилингарова, которая в новейшее время, без преувеличения, возродила внимание государства к Арктике, помогла возрождению программ ее исследования с дрейфующих ледовых станций. За это время совершено и нашумевшее погружение на глубоководном обитаемом аппарате «МИР» на дно Северного Ледовитого океана в точке Северного полюса, а также исследования, позволяющие доказать принадлежность значительной части полярного континентального шельфа к территории России, и самое деятельное участие в возрождении Северного морского пути, и многое другое.

Полвека со льдами

– Артур Николаевич, неужели полвека вы занимаетесь полюсами нашей планеты?

– Даже чуть больше. (При этих словах даже пышные усы и борода не смогли скрыть его известную всем улыбку.) В 1963 году я окончил арктический факультет Ленинградского высшего морского инженерного училища имени адмирала Макарова – и началась моя арктическая трудовая биография.

– Арктика времен начала вашей трудовой деятельности и нынешняя – какие основные отличия вы могли бы назвать?

– Использовавшаяся в те времена техника, конечно, была проще современной, хотя от этого Арктика сегодня не стала менее опасной. Существенным стимулом исследований во времена Советского Союза была романтика. Сегодня больше прагматизма, но это и лучше: меньше неоправданных планов, больше внимания к экологии, людям, живущим там, к будущему регионов, обращенных к Северному Ледовитому океану. За последние годы нам удалось очистить значительные территории от мусора, оставшегося со времен СССР.

В Арктике стало меньше льдов, и не исключено, что по определенным маршрутам там станет возможно плавать круглый год в сопровождении ледоколов.

Главное же, что меня радует: есть понимание, что Арктика действительно нужна России. Россия возвращается туда. Разработана программа обновления ледокольного флота, наличие которого дает нашей стране огромные преимущества. В ближайшие годы будут построены три атомных и несколько дизельных ледоколов. Даже Министерство обороны занимается строительством ледоколов в своих интересах. Не так давно на воду спущен головной ледокол из серии «Илья Муромец». В бюджете уже заложены средства на проектирование атомного судна новой серии.

Ведутся работы по восстановлению и реконструкции морских портов по всей трассе Северного морского пути (СМП). Весь Крайний Север и Арктика будут обеспечены современной системой спутниковой навигации.

Короче говоря, Россия активно и целенаправленно восстанавливает свое присутствие в этом важнейшем для будущего страны регионе. Разумеется, с учетом рыночных реалий и возможностей привлечения к этому процессу частных инвестиций. Этот мегапроект федеральному бюджету в одиночку не потянуть.

– Зачем нам Арктика сегодня? У нас огромная, в значительной части неосвоенная, территория. У нас масштабные нерешенные проблемы везде, даже в европейской части страны…

– Все это так. Но нельзя жить только сегодняшними задачами. Проблемы, стоящие перед Россией, решаются. Страна сильно изменилась за последние десятилетия, будет меняться и дальше, и освоение Арктики является составной частью этого развития. Уже сегодня добыча полезных ископаемых в арктическом регионе обеспечивает около 20% валового внутреннего продукта России и 22% объема российского экспорта. Некоторые из природных богатств, добыча которых ведется на шельфе, тоже включаются в экономику страны. Это и нефть с месторождения «Приразломное» в районе Карских Ворот, и ямальский газ, который сжижают на «Ямал-СПГ». Для его транспортировки строятся современный порт и суда-газовозы.

А какие богатства там еще ждут геологов и добывающие компании! Там не только нефть и газ, но и никель, золото, алмазы и многое другое. По приблизительной оценке, в недрах арктического шельфа может находиться до 83 млрд тонн полезного сырья, что сравнимо с запасами всей Западной Сибири. Ведь запасы углеводородов только на прилегающем к российской территории континентальном шельфе оценивают в 9–10 млрд условных тонн. Лично я склонен доверять тому, что недра Арктики хранят до трети мировых запасов углеводородов. Шельф важен как стратегический запас, необходимо заявить и отстоять свое право на него.

Немного шоу для бодрости

– Ваша экспедиция на дно Ледовитого океана в 2007 году и установка там российского флага сильно взбудоражили ряд западных стран. Россию обвинили в экспансионизме.

– Немного шоу полезно. Это лучший способ донести до сознания общественности, что у России есть интересы в Арктике и возможности их соблюдать. Но никакого экспансионизма не было. Россия не претендует на Аляску, хотя она и была когда-то частью Российской империи. Мы будет расширять границы арктического континентального шельфа, который россияне осваивали с давних времен, когда еще никто из наших нынешних конкурентов там хозяйственной деятельностью не занимался – не имел на то ни технических возможностей, ни навыков.

Россия отстаивает свои интересы сугубо дипломатическими методами. В 1997 году мы присоединились к Конвенции по морскому праву. Согласно 76-й статье этого документа, мы можем расширить 200-мильную экономическую зону, если докажем геологическую идентичность шельфа материковой части России, то, что морское дно за ее пределами является естественным продолжением материка. Мы собираемся доказать, что часть дна Северного Ледовитого океана, куда входят подводные хребты Ломоносова, Гаккеля и Менделеева, являются продолжением российского материка.

– Сколько это в квадратных километрах?

– Один миллион двести тысяч квадратных километров океанского дна. Общая площадь российской Арктики, включая морские пространства, превышает 6 млн квадратных километров.

– И в каком состоянии наша тяжба?

– В минувшем августе заявку России на увеличение континентального шельфа страны в Арктике подал в Комиссию по границам континентального шельфа при ООН министр природных ресурсов Сергей Донской. Комиссия, действующая в рамках Конвенции ООН по морскому праву, начала ее рассматривать. Процесс это не быстрый – может занять до 5–7 лет.

Нынешняя наша заявка – уточненный документ. Первую попытку мы предприняли в 2001 году, но тогда документ вернули на доработку.

Делить, так по закону

– Претендентов много. Если нам откажут, они с радостью потрут руки. Если же Комиссия подтвердит наши права, то не факт, что конкуренты признают наше право на шельф.

– Мы надеемся, что политика не будет вмешиваться в решение этого вопроса. Только профессиональная юридическая и научно обоснованная оценка. Россия сделала все, чтобы доказать, что она на законных основаниях прирастает территорией арктического шельфа.

Во всяком случае, международное право будет на нашей стороне, а это уже серьезный аргумент.

– Как было просто еще лет 40 назад! На любой школьной географической карте граница СССР от Кольского полуострова практически по прямой шла к Северному полюсу и оттуда возвращалась к Чукотке. Этот кусок объявлялся нашим, и никто особо не возражал.

– Мы – демократическая страна и ратифицировали Конвенцию ООН по морскому праву, а это означает, что свои права теперь нужно доказывать научными данными, надо проводить серьезные научные исследования. Наука, а не политика должна определить принадлежность хребта Ломоносова.

– Мы ратифицировали Конвенцию по морскому праву, а Соединенные Штаты нет, и, думается, они никому не уступят шельф, формально принадлежащий им или нет. Существует ли вообще вероятность получить свою территорию законными методами?

– США не ратифицировали Конвенцию, хотя и были одними из инициаторов ее принятия. Решение не брать на себя международные обязательства, предусмотренные документом, американцам, видимо, выгодно. Тем самым они, вероятно, сохраняют возможность для маневра – рассчитывают на свое политическое влияние и военную силу, я думаю.

И нам следует более жестко и последовательно отстаивать свои интересы в Арктике, в чем-то беря пример с американцев. Арктика – наш дом, а в доме должны быть порядок и чистота. В доме должно быть безопасно.

В 2014 году Россия создала отдельное стратегическое командование «Север» и к 2018-му полностью развернет арктическую группировку. Совершенно правильное решение. Военная составляющая важна для поддержки наших прав в Арктике, а также коммерции. Ведь возрождается также Северный морской путь. Россия надеется оттянуть сюда существенную часть грузоперевозок, осуществляемых сегодня через Суэцкий канал. СМП крайне важен для социально-экономического развития северных территорий России, а также для обеспечения безопасности наших рубежей в Арктике. Страны НАТО уже не раз проводили военные учения в Арктическом регионе.

Впрочем, соблюдая международное право, как поступает Россия, которую голословно обвиняют в стремлении к монополизации Арктики, можно вполне эффективно отстаивать свои интересы. В марте 2014 года нам удалось отстоять права на участок в Охотском море площадью 52 000 квадратных километров.

Конечно, не все страны – члены Арктического совета готовы согласиться с претензиями России. Канада, например, считает хребет Ломоносова продолжением своей территории. В 2013 году эта страна уже подавала заявку на расширение своего континентального шельфа на 1,2 млн квадратных километров, а в 2018-м собирается подать еще одно заявление с данными дополнительных исследований.

Арктические сектора есть и у Дании, в состав которой входит Гренландия. В 2014 году Дания подала соответствующую заявку с претензией на 900 000 квадратных километров Арктики, которые также частично перекрывают площадь, указанную в российской заявке.

Проект века

– Как развивается Северный морской путь?

– Возрождение Северного морского пути – гигантский проект. Государство выделяет на его развитие несколько триллионов рублей, но чтобы создать инфраструктуру СМП, сделать движение по трассе удобным и безопасным, потребуется существенно больше средств. Без частных инвестиций – при этом я вовсе не исключаю иностранных – не обойтись. На СМП, да и в Арктике в целом, мы готовы поддерживать и сотрудничать во всем, что не ущемляет интересов российской государственности и безопасности.

Во времена СССР Севморпуть был государством в государстве. У СМП была своя авиация, ледокольный флот, порты. В 90-е годы, во времена крушения советской системы, включая крах экономики, произошло почти полное разрушение инфраструктуры Северного морского пути. Ушли оттуда даже военные. Прозрение наступило довольно быстро. Всем стало очевидно, насколько недальновидным и даже преступным с позиций стратегических интересов страны был такой подход.

На руку развитию СМП играет климат. По многолетним наблюдениям, потепление действительно происходит, и даже невооруженным взглядом видно, что льдов на Севере стало заметно меньше. Но процесс этот не одновекторный – в прошлом году ледяная шапка, по отчетам ученых, увеличилась.

В общем, полной уверенности в том, как будет развиваться климатическая обстановка на Северном полюсе, ни у кого нет. Пока мы исходим из факта: лед отступает уже не один год. И этой тепловой паузой нам следует воспользоваться и обустроить как следует наш Севморпуть, представить и доказать всему миру его достоинства и преимущества, которые мы должны еще обеспечить, чтобы привлечь сюда транспортные компании.

Уже очевидно, что национальная транспортная магистраль России значительно сокращает путь с запада на восток и ее можно использовать круглый год. Да, трудности встречаются. Но по мере решения всех проблем себестоимость проводки судов по СМП будет неуклонно снижаться и должна стать конкурентной. При должной организации дела и при большом и стабильном грузопотоке эта магистраль может даже приносить значительные доходы. У меня не вызывает никаких сомнений, что этот путь во всех отношениях перспективен.

Что же касается полярных исследователей, то мы продолжаем наши арктические работы. Они необходимы для обеспечения безопасного плавания по трассе Северного морского пути. Мы наблюдаем за ледовой обстановкой в Арктике, изучаем изменения ее климатических условий. Освоение Арктики пойдет на пользу России.

Александр Сычев

Метки

Оставить комментарий |

0 Комментарии

A- A A+
Google+