Покорять Север не надо: о развитии Арктической зоны - Морской Бизнес Северо-Запада | Морские новости

Сегодня:


Покорять Север не надо: о развитии Арктической зоны

Опубликовано Ирина Кравцова0

Пока не заработают в стране промышленность и сельское хозяйство, что позволит экономике страны встать с колен, системного развития Арктической зоны вряд ли следует ожидать, считает участник и руководитель научных полярных экспедиций Сергей Кессель.

Остров Хейса

Остров Хейса (Земля Франца-Иосифа)
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Золотой век освоения советской Арктики пришелся на 30–70-е годы: перелеты через Северный Ледовитый океан, дрейфующие научные станции, полярные станции на островах и побережье, активное использование Северного морского пути. Строились воздушные и морские порты, возникали поселки со своей инфраструктурой. Война прервала освоение Севера, однако оно было возобновлено сразу после ее окончания. Достигнув пика развития в 80-е годы, финансирование региона стало снижаться, и, как следствие, началась деградация инфраструктуры.

Второй этап освоения Арктики вызван обнаружением и добычей на шельфе огромных запасов углеводородов, этим и был ограничен интерес государства к Арктике.

– Сергей, вы долго работали на Севере. На ваших глазах стала рушиться инфраструктура Арктики…

– Там инфраструктура очень затратная по содержанию, ее надо постоянно поддерживать, иначе она быстро разваливается. Арктика реагировала на процессы, происходящие в стране, с некоторым запозданием. В конце 70-х ассортимент на прилавках магазинов поредел, а в конце 80-х и в 90-е все покатилось под откос. Людям зарплату не выплачивали, предприятия стали закрываться – все как на материке. Люди начали уезжать, остались в основном местные жители и те, кому некуда деваться. На убыль пошло судоходство, жизнь стала покидать Север.

Возьмем для примера поселок Черский на севере Якутии, расположенный в устье реки Колымы. Там у нас многие годы был главный штаб Высокоширотной воздушной экспедиции «Север». В поселке размещались аэропорт, автобаза, Колымстрой, Колымторг, управления совхозами – рыболовецким и оленеводческим, власти Нижнеколымского района и прочее. Чуть севернее Черского находится Зеленый Мыс – морской порт этого края. Одним словом, жизнь кипела. Теперь все в печальном состоянии. Людей мало: на пике, в начале 70-х – конце 80-х, там проживало около 10 000 человек, сегодня – в 4 раза меньше.

Арктический туризм

Кессель: Арктический туризм – это небольшой бизнес, в масштабах государства на экономике не скажется
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Диксон расположен частично на материке, частично на острове. Там тоже были аэродром, жилые дома, спортзалы, бассейны, магазины. Сейчас на острове нет практически ничего. Взлетно-посадочная полоса поддерживается для приема рейсового самолета Ан-24 (или Ан-26), который прилетает раз в неделю. В таком же плачевном состоянии Тикси, Певек. Когда судоходство резко снизилось, то и деньги на поддержание портовой инфраструктуры практически перестали выделять. В Тикси, чтобы ошвартоваться, всего и надо – «веревку» бросить, так как принять швартовые некому. Но директор порта умудряется как-то поддерживать в образцовом рабочем состоянии портовые краны – «до лучших времен», говорит.

Хатанга (Таймыр) – типичная картина развала. Фарватер в устье реки часто меняется, его заносит, поэтому нужно постоянно промерять глубины. Этим раньше гидробазы занимались по всему Северу, а сегодня некому работать – нет финансирования. Лоцманов не стало. Для обозначения фарватера буи ставят сами моряки – самообслуживание!

Та же участь постигла часть арктических аэродромов. В Тикси, например, угробили хорошую взлетно-посадочную полосу, которую еще пленные немцы делали. В Черском от аэродрома площадка осталась. Поэтому туда летают только вертолеты. Повсюду инфраструктура и производственная дисциплина развалились, установились местные внесистемные порядки.

– Какая ситуация с гидрометеорологическим обеспечением?

– Была большая сеть полярных гидрометеорологических станций, к настоящему времени что-то закрылось, что-то функционирует в сильно усеченном варианте, а некоторые из них обслуживают три-четыре человека. А ведь там обсерватории были. Например, на острове Хейса действовала обсерватория имени Э. Т. Кренкеля с ракетным зондированием атмосферы. Сейчас она низведена до обычной полярной станции, а до этого вообще консервировалась.

Поскольку в планах правительства РФ наконец-то появилось развитие Северного морского пути, то гидрометеорологическая сеть неизбежно будет восстанавливаться. И расширяться в зависимости от того, где суда будут ходить в легкую навигацию, где – в сложную, где под ледокольной проводкой, где без проводки.

Нам необходимы систематические научные исследования – и в Антарктиде, и в Арктике. Антарктиду уже давно пытаются поделить на части, развернется дележ и в Арктике, Китай, не арктическая страна, уже примеряется к ней. Нужно не только углеводородами заниматься, но и наукой, причем как прикладной, так и фундаментальной. От этого зависит будущее нашей страны.

Денег на самостоятельные экспедиции у нас часто не хватает. Поэтому иногда проводятся совместные экспедиции с какой-то страной за ее счет. Научные данные – общие. Немецкие специалисты совместно с нашими уже многие годы работают в море Лаптевых и в устье реки Лены. Некоторые морские экспедиции финансируют компании нефтегазового сектора.

– Чиновники муссируют тему арктического туризма. Это может стать существенной частью экономики Севера?

Тикси

Въезд в Тикси зимой
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

– Это небольшой бизнес, в масштабах государства на экономике не скажется. Есть научный туризм – ездят группами и в одиночку полюбоваться ландшафтами, изучать природу в труднодоступных районах, зверей, птиц. Но большого потока туристов, какие едут на теплые морские побережья, не появится – отдыхающие любят комфорт, в том числе и климатический. Да и цена вопроса не на последнем месте.

В 90-х годах, когда Черский открыли для посторонних (потом опять закрыли, там пограничная зона), на солнечное затмение прилетело много иностранцев – там лучше всего было наблюдать это природное явление. Местная власть достаточно быстро сориентировалась, организовала прием – в гостинице создали вполне приемлемые условия, в клубе интересные концерты устраивали с местным национальным колоритом.

Из Магадана туристы ходят на судне – комфортно, сервис на пристойном уровне. На острове Врангеля высаживаются, чтобы белого медведя увидеть. Но в целом емкость этого рынка невелика, а риски высоки – на сегодня предложений больше, чем желающих.

– Как вы оцениваете темпы нового этапа развития Арктики?

– Какие там темпы! Еще очень мало сделано, это разговоров много. Есть отдельные решения, но они несистемные. Нельзя поднять только одну Арктику, надо, чтобы вся страна встала на ноги. Пока не заработают промышленность и сельское хозяйство, что позволит экономике страны встать с колен, системного развития Арктической зоны вряд ли следует ожидать.

Практически все нужно сначала начинать – корабли строить, самолеты. Именно строить, а не закупать.

– Более или менее благополучно, наверное, только на арктическом Северо-Западе?

– Мурманск, Архангельск – это условная Арктика. Но и там бардака хватает. Я три года назад из Мурманска шел и видел: огромнейший рыболовецкий флот стоит, ржавеет, а рыбу сдают в Норвегию, потому что у нас это не выгодно – таможня задушит. И все делается по правилам. Строят и развивают только те поселки и города, где газ и нефть добывают, – Салехард, Нарьян-Мар и так далее.

– В Арктику возвращаются военные…

– В 2013 году военный десант высадился на острове Котельном. Но он сам по себе функционировать не будет, значит, Тикси станут поднимать – это радует. Чем больше на Севере будет военных, тем лучше. Их присутствие обеспечит основу инфраструктуры, за ними все потянется, и наука тоже. В первую очередь будут строить военные аэродромы для больших самолетов, насыщать объектами энергетики. На Балтийском заводе строят уникальную плавучую атомную электростанцию для Чукотки, порт приписки – Певек (судно будет спущено на воду осенью 2016 года, общая стоимость строительства плавучего энергоблока, береговой и гидротехнической инфраструктуры к нему составит 37,3 млрд рублей. – Прим. ред.).

– Судоходство по Северному морскому пути будет оживать…

Олени

Кесель: Пока не заработают промышленность и сельское хозяйство, что позволит экономике страны встать с колен, системного развития Арктической зоны вряд ли следует ожидать
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

– По поводу целесообразности СМП существуют противоположные мнения. По времени северный путь из Европы в Китай или Корею на трое суток быстрее южного лишь при идеальных условиях, в противном случае – так же, и даже дольше. Но если иностранцы могут подсчитывать, выгодно или невыгодно им плавать по СМП, то у нас альтернативы нет, нашей стране он однозначно нужен – это наша наука, минеральная база. А вот если мы хотим еще и зарабатывать на нем, чтобы сюда повернули зарубежные суда, то нужно создать для этого благоприятные условия.

Думали, сейчас вся Европа в очередь на СМП выстроится, цены за проводку подняли. Берут даже там, где проводка не нужна – судно и так может пройти. Мы как-то шли в караване первыми, я с мостика не уходил и видел, что идем по чистой воде. У меня на руках были спутниковые снимки, я видел, что и впереди нет льда. Капитан большого сухогруза тоже сориентировался, запросил капитана ледокола: «Льда нет, почему мы идем в караване со скоростью восемь узлов?» С ледокола пафосно ответили: «С Арктикой нельзя на «ты». А все гораздо проще: они деньги берут не за реальную проводку, а до определенной долготы, им так выгодно. А для судовладельца лишняя миля, пройденная в караване, – потеря времени и, как следствие, денег. Такие правила бизнесу не благоприятствуют.

– Когда, на ваш взгляд, мы сможем восстановить в арктическом регионе хотя бы ранее достигнутое?

– Когда инвесторам будет выгодно туда вкладываться. Пока прибыль там имеют только те, кто занимается добычей природных ресурсов, в основном за счет них и развивается инфраструктура. Сейчас государственные денежные потоки разворачиваются в сторону Арктики, появилось много желающих порулить, а вот специалистов, полярников, которые знают реальные арктические условия жизни и работы, практически не осталось. А там ведь каждый шаг надо вымерять.

Например, к порту Сабетта собрались рыть длинный и довольно глубокий канал. А как известно из практики и такой дисциплины, как «гидрология суши», в подобных условиях и короткие каналы быстро заносит. То есть поддержание канала в заданных параметрах потребует постоянного проведения дорогостоящих дноуглубительных работ. Не говоря уж о том, что для этого необходимы мониторинг и предварительные исследования на протяжении длительного периода.

Покорять Север не надо, это невозможно. С природой надо сотрудничать.

Сергей КЕССЕЛЬ

Сергей Кессель

Сергей Кессель
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

В 1967 году окончил Сормовский машиностроительный техникум по специальности «Судовые машины и механизмы» (ядерные энергетические установки). Строил атомные подводные лодки.

В 1968–1970 годах служил в Сибири.

В 1976 году окончил Ленинградское высшее инженерное морское училище им. адмирала С. О. Макарова по специальности «инженер-океанолог». Ходил гидрологом в юго-восточной Атлантике, Средиземном и Черном морях, работал на Байкале, в Арктике.

С 1978 года – начальник океанографической экспедиции «Ледовый патруль».

С 1980 года – начальник Высокоширотной воздушной экспедиции «Север». Зимовал на острове Жохова и на дрейфующей станции «СП-30».

В 1990 году – начальник первой советско-французской научно-практической экспедиции на Чукотке.

В 1991-м руководил судовыми и авиационными работами по закрытию последних советских дрейфующих станций
«СП-30» и «СП-31».

С 1995 года – заместитель директора фирмы «Центр авиапарашютных экспедиционных работ «Полюс» (Москва), а затем – руководитель Санкт-Петербургского филиала.

С 1998 года – директор авиатранспортной компании «Полярные трассы».

С 2006 года – менеджер по авиационным проектам ООО «ИНТААРИ».

В 2010 и 2012 годах руководил логистикой с использованием вертолетов Ми-8 в российско-шведских научных экспедициях на Таймыре.

В 2013 году – начальник рейса на НИС ММБИ «Дальние Зеленцы» в российско-германской научной экспедиции в море Лаптевых.

Беседовала Ирина Кравцова

В печатной версии название статьи – “Покорять Север не надо” (журнал “Морской бизнес”, № 46, март, 2016 г.)

Метки

Оставить комментарий |

0 Комментарии

A- A A+
Google+