В одной лодке: разработки в сфере военного и гражданского судостроения | Морской Бизнес Северо-Запада | Морские новости

Сегодня:


В одной лодке: разработки в сфере военного и гражданского судостроения

Опубликовано mbszru0

Крыловский государственный научный центр не раз выступал в роли системного интегратора в решении комплексных межведомственных вопросов в рамках как государственного оборонного заказа, так и гражданского судостроения. И с успехом продолжает это делать, подтверждая звание ведущего научного центра страны.

Доктор технических наук Владимир НИКИТИН уже много лет работает в сфере военного судостроения. Он долгие годы возглавлял Центр судоремонта «Звездочка» и ФГУП «Научно-исследовательское проектно-технологическое бюро «Онега» в Северодвинске. В конце марта текущего года Владимир Семенович был назначен руководителем Крыловского государственного научного центра (КГНЦ).

В преддверии Военно-морского салона, проходящего в Санкт-Петербурге в начале июля, Владимир Никитин поделился с журналом «Морской бизнес Северо-Запада» мнением о перспективах развития отечественного судостроения.

– Как вы оцениваете позиции Крыловского государственного научного центра на российском и международном уровнях?

– Они целиком и полностью определяются теми возможностями, тем набором научно-технических и инжиниринговых услуг, которые мы можем предложить заказчикам – как отечественным, так и зарубежным. Номенклатура и объем таких услуг весьма обширны и охватывают практически все направления, связанные с гражданским и военным судостроением. КГНЦ входит в число лидеров среди научных центров мирового уровня как по качеству своих разработок, так и по значению для российской и мировой судостроительной промышленности. За последние годы мы значительно улучшили и модернизировали свою экспериментальную базу, создали большой научно-технический задел.

По некоторым позициям наши возможности уникальны. Например, в своей док-камере мы можем испытать прочный корпус глубоководного аппарата с максимальным поперечным размером до 3 м на давление до 1500 атмосфер (это в 1,5 раза превышает давление на дне Марианской впадины). Многочисленные контракты с иностранными заказчиками показывают, что наши услуги востребованы на мировом рынке. И задачи, которые стоят сегодня перед КГНЦ, не оставляют сомнения в их реализуемости.

– На федеральном уровне постоянно звучат заявления о необходимости поддержки предприятий оборонно-промышленного комплекса. Ощущаете ли вы на себе подобную поддержку?

Владимир Никитин, руководитель Крыловского государственного научного центра

Владимир Никитин, руководитель Крыловского государственного научного центра

– Безусловно, ощущаем, и по самым разным направлениям. Такая поддержка осуществляется в области налогообложения, наличием специальных государственных программ, все более активной позицией Военно-промышленной комиссии. Необходимо также отметить рабочее и конструктивное взаимодействие с Объединенной судостроительной корпорацией и Минпромторгом.

Стабильное финансирование гос­оборонзаказа позволяет правильно спрогнозировать работу предприятия и определить вектор его развития. Основная поддержка для нас заключается в государственном финансировании реализации ФЦП «Развитие оборонно-промышленного комплекса».

Кроме того, в рамках этой госпрограммы Крыловский центр получает бюджетное финансирование на строительство, модернизацию и техническое перевооружение своей уникальной опытно-экспериментальной базы. Особенно важно, что предприятие не только поддерживает экспериментальную базу в рабочем состоянии, но и ведет активную работу по строительству новых и модернизации устаревших объектов.

– Как вы оцениваете концепцию развития российского судостроения? Какие «узкие» места в ней необходимо «расшить»?

– Стратегия развития судостроительной отрасли готовилась нами с участием всех ведущих предприятий отечественного судостроения. При этом мы тесно взаимодействовали с федеральными органами исполнительной власти. Наша отрасль ориентируется на удовлетворение в полном объеме требований Министерства обороны как государственного заказчика. А применительно к гражданскому судостроению – мы должны не заниматься бессмысленной конкуренцией с судостроителями Китая, Кореи и Японии, а концентрировать свои усилия и компетенции на судах технически сложных, а также на морской технике, необходимой для освоения шельфа.

В целом с военным кораблестроением ситуация обстоит значительно лучше, чем с гражданским. Президентом РФ принята программа военного кораблестроения, где определены типы кораблей, необходимых для ВМФ. Она является основой для формирования производственной программы предприятий судостроительной промышленности.

Что касается «узких» мест в целом по концепции, то они связаны в основном с реализацией программы гражданского судостроения, которая направлена на создание сложной морской техники для освоения шельфовых месторождений, обеспечения Северного морского пути – здесь возникают основные трудности. До сих пор не сформирован четкий заказ по номенклатуре судов для нужд нефтедобывающих и газовых компаний, компаний по обслуживанию месторождений. Лизинговые схемы также не нашли достаточного отражения в программе развития гражданского судостроения.

– Как вы оцениваете взаимодействие заказчиков и поставщиков в рамках исполнения государственного оборонного заказа?

– В рамках выполнения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по государственному оборонному заказу КГНЦ взаимодействует с десятками ведущих предприятий промышленности, выступая и в роли заказчика, и в роли исполнителя. Во все времена и во всех странах такое взаимодействие может быть уподоблено плаванию в одной лодке. До тех пор пока погода хорошая, нет большого волнения и нет никаких пробоин, каждый занимается своим делом. В том же случае, когда появляются проблемы того или иного рода, все (в нашем случае – и заказчики и исполнители) начинают уже работать плотно как единая команда.

МЫ ОЦЕНИВАЕМ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ С СУДОСТРОИТЕЛЬНЫМИ ЗАВОДАМИ КАК ПРЕКРАСНУЮ ВОЗМОЖНОСТЬ ПРАКТИЧЕСКОГО ПОДТВЕРЖДЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ НАУЧНЫХ МЕТОДИК

Среди предприятий, с которыми мы взаимодействовали при выполнении работ по государственному оборонному заказу, фирмы, обладающие мировой известностью: ЦКБ МТ «Рубин», СПМБМ «Малахит», Невское ПКБ, Северное ПКБ, ЦМКБ «Алмаз», ПО «Севмаш», ЦС «Звездочка», Северная верфь, Балтийский завод.

При взаимодействии с проектно-конструкторскими бюро остро встает вопрос об уровне инновационности проектов. Высокий уровень технических рисков является обратной стороной медали передовых разработок. Как известно, многим техническим решениям, реализованным в опытных образцах, трудно пройти путь до серийного производства. Особенно сложно дается внедрение инноваций в условиях жесткой сроковой и финансовой дисциплины, характерных для работ по гособоронзаказу.

В процессе совместной работы, как это не раз было продемонстрировано, достигаются внушающие оптимизм результаты, являющиеся продуктом слияния научной и проектно-конструкторской мысли. Для дальнейшего повышения качества и эффективности перспективных кораблей представляется целесообразным выделять больше средств на долгосрочные исследования и разработки в целях формирования опережающего научно-технического задела для создания кораблей следующих поколений.

В совместных работах с судостроительными заводами Крыловский центр также неоднократно выступал и как поставщик (исполнитель), и как заказчик. Крыловский центр производит ряд комплектующих изделий: системы размагничивания, катодной защиты и гидроакустические покрытия. Наш филиал ЦНИИ СЭТ поставляет электрооборудование. Участвуем в проведении испытаний кораблей, производя измерения по определению характеристик прочности и вибрации корабельных конструкций, параметров физических полей, мореходных характеристик. В целом мы оцениваем взаимодействие с судостроительными заводами как прекрасную возможность практического подтверждения эффективности научных методик и внедрения инновационных идей.

– Существует мнение, что экономические проблемы России в числе прочих причин связаны и с резким сокращением финансирования фундаментальных и прикладных исследований. Разделяете ли вы это мнение?

– Мое мнение совершенно противоположное. Мне представляется, что тот, кто думает, будто бы экономические проблемы возникли из-за сокращения объема фундаментальных и прикладных исследований, принципиально и глубоко ошибается. Все как раз наоборот. Объем исследований упал из-за проблем с экономикой, по мере ее выздоровления будет расти и объем фундаментальных и прикладных исследований и разработок.

– Приходит ли в науку амбициозная умная молодежь? Как вы системно решаете проблему кадров?

Большая аэродинамическая труба

Большая аэродинамическая труба

– Конечно приходит. Во все времена были люди, для которых главное – новые знания, открытия, познание неизведанного. Применительно к нашему предприятию, мы стараемся этот вопрос решать комплексно. Речь идет о достойном уровне заработной платы, наличии серьезной и ответственной работы, хороших учителей, помощи в решении проблем, например, с тем же жильем, наличии соответствующей молодежной политики, тесном взаимодействии с Морским техническим университетом путем участия наших специалистов в учебном процессе, организации базовых кафедр, участии молодых специалистов в выполнении научно-исследовательских работ.

– Как обеспечить качественное преподавание предметов по технологическим специальностям, учитывая, что сама технологическая среда стремительно и постоянно меняется?

– Ответ на этот вопрос давно и хорошо известен. Если смена технологий происходит в высоком темпе, необходимо прежде всего обеспечивать надежный базовый фундамент знаний. На хорошем фундаменте можно построить любой дом, а в случае необходимости его и перестроить. Но необходим, естественно, непрерывный и качественный мониторинг.

Что касается меняющейся технологической среды, то необходимо не ее отслеживать, а меняться самому, чтобы «следили за нами». То есть технологическую среду нужно формировать самим, и целенаправленно.

– Есть ли возможность у отечественных судостроительных и проектных компаний совершить качественный рывок в развитии или этот рост происходит – и будет происходить в дальнейшем – эволюционным путем?

– Я принципиальный противник «рывков». Рывок как способ перемещения возможен в ситуациях чрезвычайных, но требует при этом в 2–3 раза больше ресурсов по сравнению с обычным темпом передвижения. Намного более эффективно размеренное, планомерное и периодически корректируемое движение. Это еще раз подтверждает необходимость четких планов и реалистичных программ, разработка которых является одной из важнейших задач нашего центра.

– Бизнес констатирует ухудшение экономической ситуации в стране, что приводит в том числе к пересмотру тактических и стратегических прогнозов. Какой вам представляется ситуация в экономике в целом?

– Ситуация в экономике в целом достаточно серьезна, но тенденции развития положительные. Я думаю, что через некоторое время процесс восстановления будет более четким, явным и заметным. Предприятие, конечно, ощущает осложнение экономической ситуации в стране.

СТАБИЛЬНОЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ ГОСОБОРОНЗАКАЗА ПОЗВОЛЯЕТ ПРАВИЛЬНО СПРОГНОЗИРОВАТЬ РАБОТУ ПРЕДПРИЯТИЯ И ОПРЕДЕЛИТЬ ВЕКТОР ЕГО РАЗВИТИЯ

С одной стороны, придется усилить систему управления затратами, отказаться от финансирования ряда инвестиционных проектов. С другой – рост внимания государства и бизнеса к импортозамещающей продукции является благоприятным фактором, стимулирующим внедрение новых технологий и расширяющим рынок наукоемкой продукции. Кроме того, в условиях напряженной внешнеполитической обстановки особое внимание уделяется проектам, направленным на повышение обороноспособности страны. КГНЦ активно участвует в таких проектах и во многих случаях является единственным исполнителем.

При изменении структуры работ в сторону увеличения доли импортозамещающей продукции и работ, выполняемых в рамках гособоронзаказа, Крыловский научный центр в состоянии сохранить лидирующие позиции на рынке и свой трудовой коллектив, а также реализовать наиболее крупные инвестиционные проекты по созданию уникальных объектов экспериментальной базы.

– Какие оперативные решения в условиях кризиса вам пришлось предпринять и что еще предстоит сделать?

– Во-первых, мы пересмотрели все наши производственные планы и еще раз обратили внимание руководителей на их персональную ответственность за реализацию этих планов. Как средство были применены повсеместное бюджетирование и контроль расходов. Во-вторых, мы отказались от тех мероприятий, которые не являлись для нас безусловными, и сосредоточились на том, что может быть эффективно реализовано в коммерческом плане. В-третьих, часть мероприятий отложили на более поздний срок, так как есть риски, что они будут недофинансированы и, как следствие, не выполнены.

– Какие плюсы и минусы реализуемой в стране программы импортозамещения вы могли бы отметить?

– Основной плюс: если бы такой программы не было, ее надо было бы придумать. Поэтому спасибо всем, благодаря кому она появилась. Среди минусов можно отметить, что такая программа должна быть «вечной» и выполняться на постоянной основе.

Работа над оптимизацией геометрии зданий

Работа над оптимизацией геометрии зданий

Реализация программы, в частности, в нашей отрасли находится в начальной стадии. Определены те мероприятия, которые будут являться ее содержательной частью. Это конкретные изделия, которые до сих пор производились за пределами нашей страны, конкретные технологии, которые надо бы иметь, купить или разработать, и т. д. Вот эти работы выполнены. Сейчас этап, когда на мероприятия, выбранные как импортозамещающие, составляются сметы, определяются будущие производители, которые будут ими заниматься.

Из наиболее крупных и критических механизмов в судостроении – газотурбинные установки. Решения приняты, распоряжения правительства состоялись, деньги выделены, проектные решения создаются и скоро будут закончены. Начнется реальная модернизация производства и постановка изделий в серию. С 2014 года в рамках Государственной программы «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности» (подпрограмма «Ускоренное развитие оборонно-промышленного комплекса») осуществляется финансирование технического перевооружения и опытно-конструкторских разработок ОАО «НПО «Сатурн» и ОАО «ЗВЕЗДА» в обеспечение создания газотурбинного двигателя и редукторов (соответственно) для импортозамещения поставок на строящиеся корабли ВМФ.

В рамках этой же программы отраслью подготовлены предложения по 21 ОКР, направленные на импортозамещение производства судового комплектующего оборудования и материалов. По нашему мнению, в первую очередь необходимо решить базовые проблемы импортозамещения, влияющие на все отрасли ОПК: создание отечественной элементной базы, электронных модулей, конструкционных и других материалов.

Опыт практических работ по формированию предложений по импортозамещению показал, что предприятия разных форм собственности и ведомственной подчиненности проявили высокую степень заинтересованности в реализации программы и проведении локализации своего производства.

У многих компаний имеется определенный задел по разработке и производству необходимого оборудования. Более того, ряд оборудования уже производится на российских предприятиях, и потребуется лишь некоторая адаптация к конкретным условиям эксплуатации. Проблема состояла в том, что несколько последних лет многое оборудование для кораблей и судов по ряду объективных причин закупалось за рубежом, при том что имелись отечественные аналоги.

– Насколько сам бизнес готов к активному участию в импортозамещении и внедрению на производстве наилучших доступных технологий?

– Этот процесс – дорога с двусторонним движением. Шаги вперед со стороны бизнеса обязательно должны сопровождаться встречными шагами со стороны государства.

– Какие наиболее перспективные разработки Крыловского центра вы могли бы отметить и как они повлияют на ситуацию в российском судостроении?

– Основные перспективы развития российского судостроения связаны с созданием сложной арктической техники, необходимой для освоения нефтегазоносного шельфа, интенсификации судоходства по Севморпути, обеспечения национальной безопасности. Поэтому именно разработки, связанные с «ледовой» тематикой, востребованы в первую очередь. Причем вне зависимости от приоритетности освоения тех или иных морских месторождений, развития тех или иных арктических портов или пунктов базирования: мы работаем по очень широкому спектру проблем, рассматриваем различные перспективные задачи.

У нас, безусловно, есть перспективные разработки и в военном судостроении, которые могут и должны двигать российское кораблестроение вперед. Если говорить о технологиях, то это в первую очередь создание воздухонезависимой установки для использования на подводных лодках. Разработки покрытий для судов и подводных лодок, позволяющие существенно улучшать характеристики изделий. Применение композитных материалов. Кроме технологий, можно говорить и о целом ряде изделий, которые мы создали: винторулевые колонки, как механические, так и электрические, которые в России раньше не производили, и, конечно же, системы электродвижения кораблей.

Если говорить о конкретных разработках, то наиболее востребованными представляются концептуальные проекты новых ледоколов и судов различных типов для разведки и освоения морских месторождений нефти и газа. Итоги этих проектов, основанных на ряде смежных НИР и ОКР, дают практические ответы на многие новые вопросы, связанные с обеспечением эффективности, надежности, долговечности морской техники, предназначенной для работы в Арктике. В их числе – буровое судно, платформы для освоения месторождений предельного мелководья, научно-исследовательские и научно-экспедиционные суда, суда для прокладки подводных трубопроводов и кабельных линий, суда подводно-технических работ и многие другие.

Как эти разработки повлияют на ситуацию в российском судостроении? В целом уровень сложности судостроительной продукции будет существенно возрастать. Доля высокотехнологичной продукции будет расти не только в ценовом измерении, но и в количественном. Учитывая значительный интерес к проблемам Арктики со стороны многих стран, включая «неарктические», полагаю, что результаты сегодняшних разработок в перспективе вызовут интерес и за рубежом. А при наличии в России соответствующих производственных мощностей арктическая морская техника может стать заметной статьей российского экспорта.

– В настоящее время активно обсуждаются перспективы освоения Арктического шельфа. Как в этом проекте участвует КГНЦ и как вы оцениваете проблематику этого направления в целом?

– Крыловский центр участвует не только в перспективных исследованиях, выполняемых в рамках бюджетного финансирования, но и в конкретных сегодняшних проектах, реализуемых в Арктике. Мы работаем с ведущими российскими морскими нефтегазодобывающими компаниями, имеющими лицензии на освоение арктических месторождений, – Газпром, «Газпром нефть», Роснефть, Новатэк, НК «Лукойл». Мы участвуем в работах по созданию морских транспортных систем вывоза сжиженного природного газа из порта Сабетта и нефти с Новопортовского месторождения. Тесно сотрудничаем с ведущими компаниями-операторами арктического флота – «Атомфлот», «Росморпорт», «Совкомфлот». Участвовали в создании морского ледостойкого отгрузочного терминала «Варандей» компании «Лукойл». Большой объем работ выполнен по проекту освоения Штокмановского газоконденсатного месторождения в Баренцевом море, временно приостановленному.

Если говорить о проблематике, то она связана в первую очередь с финансовыми вопросами и с вопросами экономической целесообразности. Ведь очевидно, что себестоимость углеводородов, добываемых в Арктике, объективно выше, чем в других регионах. Поэтому сегодня, когда нет оснований для достоверного прогнозирования долгосрочной динамики мировых цен на нефть и газ, очень сложно говорить о конкретных сроках начала освоения конкретных месторождений. При активизации практической морской деятельности в Арктике потребуется существенное наращивание всей инфраструктуры. А это, в свою очередь, создаст реальные предпосылки для развития Севморпути как транзитного транспортного коридора. Тогда встанет вопрос и о создании специализированных транспортных судов ледового плавания – контейнеровозов, рефрижераторов и так далее.

– Не могли бы вы рассказать о возможностях экспериментальной базы КГНЦ для испытания техники для арктических морей?

– Задача создания кораблей и судов, ориентированных на использование в Арктическом регионе, достаточно нова. До настоящего времени специальные требования по возможности эксплуатации кораблей в ледовых условиях, при низких температурах не предъявлялись. Это не означает, что корабли в принципе не могли применяться в Арктике: например, удовлетворение требованиям по стойкости к воздействию оружия обеспечивает корпусу корабля прочностные характеристики, позволяющие выдерживать и некоторые ледовые нагрузки. Однако обеспечение надежного выполнения боевых задач в заданных условиях – это уже другая постановка вопроса.

В то же время методологически Крыловский центр готов к практическому решению таких задач: мы имеем внушительный опыт создания ледоколов и гражданских судов ледового плавания, располагаем соответствующей экспериментальной базой.

«Ледовая» лаборатория существует в КГНЦ более 30 лет, в минувшем году мы ввели в эксплуатацию новый Ледовый опытовый бассейн, по своим возможностям, без ложной скромности, – самый современный в мире. Кстати, в нем уже были проведены испытания модели корабля нового проекта, разрабатываемого для Федеральной пограничной службы.

На основании опыта эксплуатации прежнего ледового бассейна и анализа перспективных задач по созданию арктической морской техники были сформулированы обоснованные требования к новому бассейну: его размеры (80х10 м) и ряд оригинальных технических решений обеспечивают значительное повышение производительности модельных испытаний. Смонтированные на боковой стенке и в днище чаши бассейна иллюминаторы обеспечивают визуализацию при испытаниях, возможности фото- и видеодокументирования всего процесса.

Отработаны технологии моделирования ледяных образований и технологии проведения широкого ряда испытаний – исследования характеристик ледовой ходкости и ледовой управляемости судов, взаимодействия со льдом различных типов движителей, определение глобальной ледовой нагрузки на стационарные морские сооружения.

В сочетании с другими объектами научно-экспериментальной базы Крыловского центра новый ледовый бассейн обеспечивает в полном объеме решение задач, связанных с созданием для ВМФ кораблей и судов нового поколения, ориентированных на использование в Арктике.

– Остается ли Петербург центром отечественного судостроения или есть вероятность, что после полноценного запуска Дальневосточного кластера первенство уйдет туда?

– Петербург всегда будет центром российского судостроения, несмотря на развитие дальневосточных предприятий и заводов Северодвинска. Развитие отрасли действительно связано с Дальним Востоком, где будет создан и начнет эффективно функционировать многопрофильный центр судостроения. Но хочу отметить, что для подготовки квалифицированного рабочего требуется 5 лет, квалифицированного инженера – 10 лет, а формирование научной школы займет не менее 25 лет. Так что процесс этот длительный, требует каждодневных последовательных и целеустремленных усилий, и к тому же далеко не дешевый.

Судостроительный регион складывается не только из наличия или отсутствия верфей. Это и судостроительная наука, и учебные заведения, и предприятия, которые производят комплектующие для судостроительной промышленности, это и силовые установки, и системы электродвижения, и навигация, и радиолокация, и управление оружием, если речь идет о военном кораблестроении. Всего этого на Дальнем Востоке не освоить, поэтому Петербург не потеряет своего значения как морская столица России, особенно если учитывать, что в последнее время уделяется большое внимание развитию судостроительных предприятий.

В Петербурге сосредоточена основная кораблестроительная наука (Крыловский центр, Центр технологии судостроения и судоремонта, материаловедческий ЦНИИ «Прометей», НИИ судового приборостроения, базовые вузы – Морской технический университет, Военмех и др.). Здесь располагаются ведущие проектно-конструкторские бюро отрасли, широкий круг предприятий, производящих изделия судового машиностроения и приборостроения. Здесь же – успешно отлаженная кооперация.

Что касается верфей, то основной целью развития Дальневосточного судостроительного кластера является создание построечных мест для строительства современных крупнотоннажных судов и крупноразмерных морских сооружений, которые сегодня в стране разместить негде. Наиболее сложная, «высокотехнологичная» продукция – военные корабли (корветы, фрегаты, эсминцы) и морские суда (ледоколы, научно-исследовательские, спасательные) – и в перспективе будет строиться преимущественно в Санкт-Петербурге и Ленинградской области.

Вместе с тем Петербургу нельзя почивать на лаврах. Нужно приводить в соответствие с современными требованиями производственные мощности Балтийского завода и Северной верфи, надо модернизировать и оптимизировать производственные мощности Адмиралтейских верфей, дать новый толчок к созданию современных композитных производств на Средне-Невском судостроительном заводе, дальше развивать и совершенствовать процессы обучения в Государственном морском техническом университете.

Георгий Дмитриев

Метки ,

Оставить комментарий |

0 Комментарии

A- A A+
Google+
X