Россия прирастет Арктикой | Морской Бизнес Северо-Запада | Морские новости

Сегодня:


Россия прирастет Арктикой

Опубликовано mbszru0

По информации министерства природных ресурсов и экологии, нынешней весной Россия планирует подать заявку в Комиссию ООН по морскому праву на присоединение 1,2 млн кв. км в Северном Ледовитом океане, где запасы нефти и газа оцениваются в 10 млрд тонн условного топлива.

Напомним, что еще в 1982 году на третьей конференции ООН по морскому праву была принята Конвенция, определившая, что граница территориальных вод государств проходит на расстоянии 12 миль от берега. За этой границей расположена 200-мильная зона экономических интересов, где действуют суверенные права государств вести судоходство, разведку и разработку природных ресурсов. Если континентальный шельф государства простирается за 200 миль, то зона его экономических интересов может быть расширена, но не далее 350 миль от границы территориальных вод. Соглас­но Конвенции, юридически внешняя граница континентального шельфа (ВГКШ) устанавливается расчетным путем с использованием базовых параметров – подножия континентального шельфа (ПКС) и изобаты 2500 м.

Россия ратифицировала Конвенцию ООН по морскому праву в 1997 году, а в 2001-м подала заявку на установление ВГКШ в Арктике и приступила к масштабным гидрографическим исследованиям в Северном Ледовитом океане. И как показали эти исследования, мощные подводные хребты Ломоносова, Менделеева, Гаккеля, пересекающие дно океана, являются продолжением Сибирской континентальной платформы. Теперь новые владения необходимо закрепить юридически в Комиссии ООН по морскому праву.

Генеральный директор Государственного научно-исследовательского навигационно-гидрографического института (ГНИНГИ), капитан 1-го ранга запаса Андрей ЗЕНЬКОВ рассказывает, что после рассмотрения ООН заявки на установление ВГКШ Российской Федерации в Арктике Комиссия по границам шельфа дала рекомендации на доработку представленных материалов. По заказу Федерального агентства по недропользованию Минприроды проведено шесть научных высокоширотных экспедиций.

Две экспедиции 2010–2011 годов решали задачу определения и обоснования координат точек ВГКШ на основе батиметрических (2010–2011) и сейсмических (2011) данных.

Экспедиция 2012 года по своей направленности ближе к сейсмическим экспедициям «Арктика 2005» и «Арк­тика 2007», но в этих экспедициях помимо сейсмических исследований проводился отбор донных образцов с использованием современных технологий, включая глубоководное бурение на эскарпах – крутых склонах поднятия Менделеева, где предполагались выходы коренных пород, а также отбор проб, съемка рельефа дна и видеотелесъемка с подводной лодки специального назначения.

Целью экспедиции 2014 года было уточнение и дополнительное обос­нование положения ВГКШ. Гидро­графические и гравиметрические исследования были проведены на профилях, пересекающих котловины Амундсена, Нансена, Подводников, Макарова, хребты Гаккеля, Ломоносова и Альфа-Менделеева, прогиб Вилькицкого, внешний шельф морей Лаптева и Восточно-Сибирского.

– Андрей Федорович, как по уточненным данным выглядит российская граница континентального шельфа?

Андрей Зеньков

Андрей Зеньков

– Наш юридический континентальный шельф включает котловины Нансена, Амундсена, Подводников, хребет Ломоносова, Гаккеля (южная оконечность), поднятие Менделеева. Восточная граница представлена линией разграничения морских пространств с США, а западная – с Норвегией.

– Какие технологии используются для определения ВГКШ?

– Процесс определения и обос­нования координат точек ВГКШ чрезвычайно многогранен. Он может потребовать привлечения магнитометрических, геохимических, радиометрических и других геофизических данных, а также результатов анализа донных образцов и кернов.

Для начала попробуем определить, что же такое «технологии по определению ВГКШ»? Очевидно, к ним относятся аппаратура и методика съемки рельефа дна и геофизических полей, носитель этой аппаратуры и программное обеспечение для обработки и интерпретации результатов съемки в диалоговом режиме с участием эксперта-человека.

В недалеком прошлом (начиная с 60-х годов прошлого века) в нашей стране были проведены масштабные работы по изучению рельефа дна Северного Ледовитого океана. Измерения проводились со льда (авиадесантом), с надводных судов и подводных лодок. И сейчас мы имеем ретроспективную базу данных более 100 000 измеренных точек глубин. Конечно, можно и по этим данным определить ВГКШ, тем более что после подачи заявки в 2001 году эти данные получили статус открытой информации. Но чтобы избежать ненужных вопросов комиссии, решено было использовать наиболее современные технические решения.

Комиссия по границам шельфа не отвергает данные, полученные и с помощью однолучевого эхолота. А такие эхолоты разрабатываются и изготавливаются в России. В 2013 году, идя навстречу рекомендациям Комиссии, наш институт совместно с Гидрографической службой ВМФ на гидрографическом судне «Вице-адмирал Воронцов» выполнил съемку рельефа дна в Охотском море отечественным однолучевым эхолотом НЭЛ 1000М. Полученные результаты высоко оценены Комиссией и позволили получить положительное решение на нашу заявку по Охотскому морю.

Учитывая особое внимание международного сообщества к российским работам в Северном Ледовитом океане, нам пришлось закупить и установить на НЭС «Академик Федоров» норвежский навигационно-гидрографический комплекс с ледовой защитой, аналогов которому нет в России, да и в мире их единицы. При этом, хотя навигационно-гидрографический комплекс закуплен за границей, методику использования этого комплекса при выполнении съемки рельефа морского дна в ледовых условиях Арктики под проводкой атомного ледокола мы разработали сами, в процессе работ.

Были также закуплены норвежский программный комплекс GeoCap и канадский Caris HIPS&SIPS и Caris LOTS – из соображений, что эти комплексы хорошо известны Комиссии. При этом необходимо отметить, что нами разработаны и собственные комплексы программ на основе своих алгоритмов, вполне конкурентоспособные даже по отношению к признанным зарубежным программам.

Что касается носителей аппаратуры как части технологического комплекса, то проведение сейсмических и высокоточных батиметрических работ, разнесенное во времени и пространстве, по заранее намеченным прямолинейным маршрутам, с использованием научного судна под проводкой атомного ледокола является нашим ноу-хау. Причем мы показали, что такая съемка является оптимальной, то есть необходимой и достаточной в условиях огромных пространств и тяжелой ледовой обстановки российского Севера. Естественно, учитывался и экономический фактор – минимизация затрат.

При планировании работ рассматривались различные варианты, в том числе автономные необитаемые подводные аппараты, исследовательские подводные лодки и надводные суда. Окончательный выбор пал на выполнение съемки в двухсудовом варианте – НЭС «Академик Федоров» под проводкой атомного ледокола типа «Арктика». При этом надо отметить, что атомных ледоколов кроме России не имеет никто, а без мощности атомного ледокола многолетние льды не взломать. У России богатейший опыт. Мы занимались исследованиями в Арктике с 30-х годов прошлого столетия. В 2010 году первыми в мире выполнили батиметрическую съемку по прямолинейным заранее спланированным профилям.

Отмечу, что никто и никогда за одну навигацию в тяжелых льдах не выполнял такой объем работ, который был сделан в экспедициях 2010, 2011 и 2014 годов. Так, в сезон 2010 года мы выполнили 13 000 км батиметрической съемки. Наши иностранные коллеги за такой период выполняли не более 6000 км.

Участники экспедиции 2011 года. В центре сидит генеральный директор ГНИНГИ Андрей Федорович Зеньков, за ним – Иван Федорович Глумов, заместитель председателя Комиссии по границам континентального шельфа

Участники экспедиции 2011 года. В центре сидит генеральный директор ГНИНГИ Андрей Федорович Зеньков, за ним – Иван Федорович Глумов, заместитель председателя Комиссии по границам континентального шельфа

Особенностью работ 2011 года стало участие в экспедиции иностранных партнеров. Компания ION-GXT, на тот момент обладающая инновационными решениями по выполнению сейсмической съемки в ледовых условиях, предоставила соответствующее оборудование. Это позволило не только выполнить работу, но и обменяться передовым опытом.

В экспедиции 2014 года, которая проходила с июля по октябрь на судне «Академик Федоров» Росгидромета под проводкой атомного ледокола «Ямал», объем сейсмических работ был перевыполнен в 2 раза, а батиметрических и гравиметрических – в 2,5 раза. В этой экспедиции участвовали специалисты Морской арктической гео­логоразведочной экспедиции (МАГЭ), ГНИНГИ, ВНИИ Океангеология, компаний «Севернефтегаз» и «Гидро-Си». Были использованы технологические решения специалистов из компании МАГЭ.

– Как вы считаете, скажутся ли введенные в прошлом году санкции против России на дальнейшей работе по глубинным съемкам?

– Поскольку мы уже имеем необходимую аппаратуру, а остальные составляющие технологического комплекса принадлежат нам или нами разработаны, думаю, санкции нам не страшны.

– Видятся ли вам какие-то проблемы по принятию нашей заявки в Комиссию ООН по морскому праву на присоединение новых территорий в Северном Ледовитом океане?

– Проблемы могут быть скорее политического плана, но это в компетенции МИД РФ. В научно-прикладном плане заявка полностью аргументирована. Конечно, всегда возможны мелочные придирки, которые могут вырасти в рекомендации-замечания. Но их можно легко будет исправить в короткие сроки.

– В случае если границы будут юридически закреплены, какими могут быть дальнейшие шаги России? По оценкам экспертов, в этой части Арктики минимальные извлекаемые ресурсы составляют 4,9 млрд тонн условного топлива.

– Поскольку границы будут закреплены раз и навсегда, нам не надо никуда торопиться. Тем более что очень большие запасы нефти и газа имеются в пределах геологического шельфа в 200-мильной зоне на глубинах до 200–500 метров. Юридический (расширенный) континентальный шельф, заявка на который сейчас подается, имеет глубинный диапазон 1500–4500 м. Добыча ископаемых в этих условиях – дело неблизкого будущего.

– На арктический шельф, а на него приходится 25% мировых запасов нефти, претендуют кроме России еще четыре страны – США, Канада, Дания и Норвегия. Этот факт как-то осложняет позицию РФ?

– Комиссия по шельфу не решает задач делимитации морских пространств между противолежащими и прилежащими государствами. Эти проблемы решаются на договорном уровне между этими государствами. Так, Россия заключила договор с Норвегией в 2010 году о делимитации на шельфе Баренцева моря, разрешив проблему «серой зоны». Мы предлагали провести границу по секторальной линии, а норвежцы – по медианной. В результате был найден разумный компромисс. С США у нас есть морская граница по договору 1863 года.

РОССИЯ ПРИРАСТЕТ АРКТИКОЙ

Договор Шеварднадзе-Бейкера 1990 года (в Арктике морская граница остается неизменной) ратифицирован в США, но не ратифицирован у нас. О морских границах с Данией и Канадой нам надо договариваться. Но это опять-таки в компетенции МИД.

– Кстати, недавно Дания подала заявку в ООН на расширение принадлежащей ей части морского дна в Арктике. Не говорит ли это об усилении борьбы северных стран за контроль над арктическими территориями?

– Сам факт подачи заявки Данией говорит только о желании закрепить свой расширенный шельф согласно ст. 76 Конвенции по морскому праву. Дания подписала Конвенцию в 2004 году и по правилам должна была в течение 10 лет подать заявку. Она ее и подала.

А вот содержание заявки – с претензией на весь хребет Ломоносова, часть которого декларируется в российской заявке как российский шельф, а также на часть шельфа Норвегии (согласно уже поданной заявке) и Канады (заявка только готовится к подаче), – конечно, говорит об усилении борьбы северных стран за контроль над арктическими территориями.

– Остается ли актуальной тема определения внешней границы континентального шельфа при условии, что, с одной стороны, цены на нефть на мировом рынке падают, а с другой – у России нет собственных технологий по разработке и добыче углеводородов, а в связи с санкциями западные компании не имеют права продавать их РФ?

– Цены на нефть и технологическое состояние России – явление временное. Расширение территории России за счет морского дна относится к другой категории – это навечно. Не мы, так наши потомки будут пользоваться всеми благами новых территорий страны.

Нелли Богорад

Метки

Оставить комментарий |

0 Комментарии

A- A A+
Google+